logo

Творческая мастерская
Бутусова Алексея Владимировича
Учителя русского языка, литературы, ИЗО
МОУ Красноткацкой СШ ЯМР
Ярославской области

 

Мне несказанно повезло, что детство и юность я провёл на территории музея-усадьбы Н. А. Некрасова "Карабиха". Вышел из дома - и в моём распоряжении два удивительных парка, дворянская усадьба начала 19 века и пение птиц. В паспорте так и было написано: адрес - "Карабиха, музей Некрасова". Всем приходилось доказывать: "Да, мой адрес не дом и не улица!!! А музей!" В ответ я слышал недоверчивое: "Что, прямо среди экспонатов живёте???" Успокаивались, только когда я заявлял: "Я сам музейный экспонат!!!"

Шутки шутками, но отпечаток на мою жизнь усадебное детство наложило. Буквально с ранних лет меня тянуло на сочинительство. Первую свою "книгу" я написал в 4 года - в большом альбоме, огромными печатными буквами, разумеется, без пробелов и знаков препинания. Называлась она "Книжка про лису Алису и мишку Ваню". О чём было это произведение - не помню. Зато отлично помню, как сидел на полу и с диким наслаждением раздирал сей опус на мелкие кусочки. Сжечь моё творение, как Николаю Васильевичу Гоголю, мне родители не разрешили по технике безопасности. Впрочем, спустя год я восстановил эту повесть, а когда пошёл в школу, начал строчить тексты самых разных жанров: повести, сказки, истории. Классу к пятому у меня была своя собственная библиотека, в которую были записаны одноклассники. Ребята читали мои творения, смеялись, делились впечатлениями и, разумеется, теряли "книжки". Они терялись навсегда: ведь ни компьютера, ни сканера, ни чего-либо другого у меня не было, всё писалось от руки. С 1998 года, когда мы с родителями, профессиональными художниками, начали путешествовать по Ярославской области, я стал записывать все впечатления от поездок и писать "путевые очерки" - сырые, рыхлые, откровенно глупые, но искренние.
Потом был большой перерыв. Старшая школа, обилие предметов, экзамены... К литературному творчеству я вернулся, уже будучи студентом педагогического колледжа, специальности "Русский язык и литература". Увлёкся "лингвистическими сказками" - забавными историями на те или иные правила русского языка, которые помогали школьникам легче запомнить правила.
А потом наступил самый счастливый период жизни - работа в школе. Новые ситуации, интересные школьные приключения растеребили мою фантазию и побудили к написанию рассказов на школьную тему. В 2009 году в типографии педагогического колледжа был выпущен сборник "педагогических рассказов" - "Радуга школьной жизни", некоторые из них предлагаю вашему вниманию.
Более масштабные и объёмные произведения - повести-сказки "Луна и Лохматая Ласточка", "Совсем-совсем без волшебства", "Трик-Трак: игра в 33 удовольствия". Их объединяет главное: светлый позитивный стиль повествования, тема счастливого, солнечного детства, уроки доброты, которые можно извлечь из повседневной жизни.

На мой взгляд, литература должна открывать людям самое доброе, светлое, неожиданное и прекрасное, что есть в нашем мире. Переворачивать с ног на голову мир обыденности и открывать в привычном и рутинном искры красоты, любви, совершенства. Сам живу этим принципом, и этому же учу воспитанников на занятиях литературной студии "Проба пера". Это трудно? Да. Но иначе никак. Никогда не останавливаться на достигнутом и стремиться к лучшему!!!

ПРЕДЛАГАЮ ВАШЕМУ ВНИМАНИЮ НЕКОТОРЫЕ МОИ РАССКАЗЫ, ПОВЕСТИ, ПОВЕСТИ-СКАЗКИ, СБОРНИК СТИХОТВОРЕНИЙ И ЭТЮДЫ, ВЫПОЛНЕННЫЕ С НАТУРЫ.

Звенит звонок. 8 «Б» класс, неохотно достав вещи и приготовившись к занятию, смотрит в окно. Сейчас начнётся литература, самый скучный предмет, как считали почти все восьмиклассники. Вернее, предмет-то интересный, но вот учитель… Софья Иосифовна, преподаватель литературы, была нелюбимой учительницей у всех за то, что она постоянно кричала на детей, ворчала и ругалась, а самое главное – совсем не умела общаться с учениками. Поэтому, урок превращался в какую-то тягомутину, если только такое слово есть в русском языке.

А вот и она.

– Та-а-к, ну что, лоботрясы, – грозно говорит Фрекен Бок вместо приветствия, входя в класс. – Ивушкин, ты почему опять без учебника? Да что же это такое в конце концов, когда же я вас всех приучу к тому, что учебник надо носить регулярно? А ты, Синицина, опять с Петровой села, чтобы языком болтать? Я-то знаю, он у тебя как помело.

Фрекен Бок недовольно хмурит брови, указательным пальцем поправляет очки и продолжает тем же ворчливым тоном:

– А, по-правде, вы все хороши. И за что это я с вами тут мучаюсь? Значит так, сегодня мы с вами будем изучать сказку, то есть, повесть Тургенева «Ася». Все текст взяли в библиотеке? 8 «Б», я не по-русски вам сказала в тот раз, чтобы вы взяли «Асю»? Что за шум в классе? Тишина!

Будем знакомы! Кот Василий.

Когда я появился в школе, уж не помню. Кажется, жил здесь всегда.

«Как же представить нашу школу без этого рыжего лохматого сорванца!» – говорили между собой учителя и ребята.

Каждое утро я встречаю ребятишек, стекающихся в сельскую школу. Причём, я всегда лежу, вальяжно и бесцеремонно раскинувшись на пороге. Так и хочется сказать: «Эх, вы! Учитесь, да? Понимаю. Сейчас прозвенит звонок, вы все сядете за парты, будете задачки скучные решать, а я весь день свободен. Хочу – по деревьям лазаю, хочу – воробьёв шугаю. Что хочу, то и ворочу».

Больше всего я люблю разлечься в дверях при входе в какой-нибудь кабинет. Тут уж никакие «брысь» не помогут. Приходится, сказав (скорее для виду) «Фу ты, рыжий разбойник», перешагивать через меня. А мне хоть бы что, до того я ленив и неповоротлив. Все в школе уже знают, что так я могу пролежать в дверях хоть час, хоть два, пока наконец кто-нибудь не наступит мне на хвост. После этого, как правило, на весь класс раздаётся моё громкое «мя-мя-мя-я-я», и я пулей вылетаю вон.

Что примечательно, «мяу», как все нормальные коты, я говорить не умею (не повезло как с голосом, так и со слухом). Голос мой колеблется в диапазоне между «ми-а-а-а» и «мя-я-я-я». Так вот, как только мне наступят на хвост, я исполняю подобную арию и бегу искать другую дверь.

Олеся открыла свою тетрадь с итоговой контрольной работой по географии, и её глаза застлали слёзы. Внизу, под изрисованной красной пастой страницей, стояла жирная красная двойка.

– Нечего сказать, молодцы, – начала говорить Нонна Сергеевна, раздав работы. – Нет, вы мне объясните, в чём дело? Что с вами случилось? Контрольную полкласса на «пары» написали!

Нонна Сергеевна, преподаватель географии и, кроме того, директор школы, была очень строгой. Поэтому её все боялись и недолюбливали. А на самом деле 6 «А», который «наполовину» написал на пары, был вовсе не плохим классом, только вот уж эта контрольная…

Олеся молча глядела в тетрадь с двойкой, и слёзы капали из её красивых карих глаз на клетчатую страницу тетради. Она, одна из самых прилежных учениц, получила «два»! Девочка сама не могла объяснить, как это произошло. Она же учила! А ведь ей ни в коем случае нельзя было получать двоек!

- Ребята, сегодня урок русского языка у вас буду вести не я, - сказала учительница пятиклассникам. – К вам придёт студентка-практикантка из университета. Любите её и жалуйте, и ведите себя хорошо!

Класс оживился: ребятам очень нравилось, когда на урок к ним приходили новые люди. Тем более практиканты всегда придумывают что-нибудь интересное и увлекательное! Однако на этот раз ожидания ребят не оправдались: как только новая «учительница» вошла в класс, ребята чуть не попадали со стульев.

Одетая в ярко-розовую блузку и модные джинсы с дырками на коленях, с ярко-красными напомаженными губами и фиолетовыми ресницами, а ещё с торчащими кверху волосами, девушка быстро взялась за дело.

- Здравствуйте, меня зовут Полина Аллегориевна, - быстро протараторила она. – Все запомнили? Для глухих повторять не стану. Итак, сегодня на уроке мы будем писать сочинение на тему «Весна».

Денис проснулся оттого, что мама с папой в соседней комнате о чём-то громко спорили. Прислушавшись, он понял, что спор был не о чём-то, а о нём.

- Завтра парню 11 стукнет, а он всё равно что пятилетний, - говорил папа. – Еду себе разогреть не может, пол подмести не умеет, в магазин сходить не может, один в транспорте остановку одну проехать боится. Чуть что – «мама!»

- Зато он у нас способный, - заступалась мама. – Рисует, сказки сочиняет, учится только на «4» и «5» и ведёт себя хорошо. Другие мальчишки носятся целыми днями незнамо где, дерутся да мяч гоняют, а наш – прилежно уроки делает.

- Вот это и плохо! – возражал папа. – Мальчишка – он и должен драться, кидаться, носиться по улице, играть во всякие там салки-догонялки, а не сидеть дома, как фарфоровая кукла. Он должен кататься на велосипеде, приходить домой с разбитым носом и вообще быть сильным, смелым, ловким!

- Опять ты за своё! – схватилась за голову мама. – Ты мне всё воспитание испортишь! «С разбитым носом!» Ты его калекой хочешь сделать, да?

Знакомы ли вы с белкой, которая живёт не в дупле, а в самом настоящем домике, которая дружит с зайчатами, ёжиком, жуком-плавнцом и медведем? Если нет – знакомьтесь! Перед вами – белка Ириска. Невероятно любознательная фантазёрка, она вечно попадает в забавные, весёлые и порой опасные приключения, которые всегда заканчиваются хорошо и счастливо

Всем известно, что подарки бывают двух видов: интересные и неинтересные. Интересные – это когда приезжает бабушки с огро-о-омной сумкой, а там – новые коньки. Или красивая книга с яркими большими картинками. Или огромный торт-мороженое, от одного вида которого текут слюнки. Или настоящий карманный компьютер. А неинтересные – это когда ждёшь новую куклу, маленький фотоаппарат или хотя бы большую шоколадку, а в подарок получаешь какие-нибудь зелёные носки или книжку «Как научиться вязать крючком».

Примечательно, что взрослые почему-то больше всего любят дарить именно неинтересные, но зато, как они говорят, «полезные» подарки. Скажите, ну что полезного в книжке «Учить играть на домре», когда ты никогда не хотел, и не собирался, и не думал играть на домре? Или зачем девочке в 9 лет железный конструктор, если там русским языком чёрным по белому написано: «для мальчиков 10-13 лет». А уж носки на Новый год дарить просто стыдно, хоть зелёные, хоть серо-буро-малиновые, хотя бы потому, что их можно купить просто так.

 

Глава 1. Женька

Итак, начнём. Вот пятиэтажный дом, в котором живёт Мишка. Вот детский городок, где целыми днями резвится малышня, а в лужах принимают ванну шустрые воробьи.

А вот – дворник Михалыч. Да, он давно уже на пенсии, но это не мешает ему каждое утро в пять часов брать метлу, лопату для снега (а иногда и то, и другое) и выходить на работу – чистить двор. Каждое утро у Михалыча начинается следующим образом: он выходит из подъезда, раза три сладко зевает, закатив глаза, вздыхает; после чего как сумасшедший падает на колени, делает примерно пятнадцать с половиной приседаний, а затем начинает усиленно мести дорожки, весело покрякивая и пофыркивая.

Это продолжается до тех пор, пока во двор не заходит какая-нибудь растрёпанная собака или драная кошка. Тогда Михалыч садится на скамейку и начинает вести воспитательную беседу.

lunaНаверно, каждый из нас хотя бы один раз в жизни отдыхал летом в деревне. Бегал по лугам за синими стрекозами, шлёпал босиком по лужам, купался в речке и встречал малиновые закаты. Кто-нибудь мне возразит: что делать сейчас, в наши современные дни, в деревне? Гораздо интереснее играть в компьютерные игры, смотреть телевизор, прогуливаться по торговым центрам крупных городов… Именно так и рассуждала Карина, главная героиня повести-сказки. Но как только она попала в деревню Матрёнино, где жила её бабушка, всё круто изменилось.

Ещё бы!!! Ведь в Матрёнино Карина повстречала новых и необычных друзей, с которыми каждый летний день превратился в удивительное и весёлое приключение.

Кроме того… Впрочем, что будет «кроме того» - это пока секрет. Под названием «Луна и лохматая Ласточка».

Обратная связь

Бутусов Алексей Владимирович. Учитель русского языка, литературы, ИЗО МОУ Красноткацкой СШ ЯМР. 2016 г.

Наверх